Назад

UCOZ Реклама
.

Эверест-82; Восхождение советских альпинистов на высочайшую вершину мира

пошли увереннее. Торопились спуститься, пока светит  луна. Снизу поднимались
призрачные  облака  и  начали  задевать луну своими космами.  Внезапно  луна
скрылась,  и мы провалились в кромешную  темноту. Не  видно не  только  куда
поставить ногу, но и самих ног. Продолжаем спускаться на ощупь, как лунатики
во сне. Миша идет первым.  У  него еще  немного теплится огонек фонарика, но
вот и  этот светлячок погас. Сережа жалуется на холод. У него сильно мерзнут
ноги. Продолжаем идти.  По рельефу кажется, что мы уже где-то недалеко от  V
лагеря...
Немного стало рассветать. Уже видны впереди следы на снегу. Наконец под
утро  мы добрались  до  V лагеря. Встреча была  короткой.  Иванов  и  Ефимов
торопились  на  вершину. Поздравив  и  напоив  нас  чаем,  они  ушли  вверх.
освободив  нам палатку. И  тут я  впервые  понял, что почти не чувствую рук,
Ребята стали мне растирать кисти, и я ощутил боль. Пальцы не гнулись. Сережа
Бершов связался по рации с доктором, и тот приказал немедленно начинать
делать уколы. Все необходимое было в аптечке лагеря. Засиживаться здесь
было некогда. Необходимо как можно быстрее сбрасывать высоту.
Ребята торопились добраться скорее, сегодня же, до III лагеря и поэтому
решили идти не останавливаясь. Для  меня  началась  растянутая на двое суток
пытка  болью,  которой  мне
раньше
в  таком  количестве  не  приходилось
испытывать.  У каждого  крюка,  у каждого узла  на  веревке мне  нужно  было
перестегивать самостраховку. Я  мысленно пересчитывал, сколько таких болевых
ударов  мне  еще  предстоит  испытать  на  почти  3-километровых  веревочных
перилах.  Я уже с  трудом передвигал  ноги и очень  хотел  пить,-- наверное,
давали себя знать обмороженные руки и уколы, которые мне регулярно заботливо
делал  Сережа  Бершов.  Когда  мы  спустились  в  IV  лагерь,  я,  вспоминая
предстоящий крутой спуск, сказал ребятам, что никуда  больше не пойду,  пока
не попью чаю и не посплю хотя бы 15 минут. Тем самым я старался хоть немного
оттянуть  продолжение  медленной  пытки. Лег, уткнувшись лицом  в рюкзак,  и
провалился в сон.
Когда  проснулся, в лагере никого не было--ребята уже двинулись в путь.
Последним  я видел Володю,  когда  он  отходил от палатки. Долго провозился,
привязывая как следует кошки. Надо  не отставать  и скорее спускаться. Опять
каждый раз, когда приходилось браться за что-то руками, пальцы сводила боль.
Через некоторое время я решил немного передохнуть и поправить сбившуюся
набок кислородную  маску. Пальцы  в перчатке не двигались, я решил ее снять,
но рука  шевелилась плохо, перчатка выпала и ушла  вниз. Достать я ее уже не
мог.  Запасной у меня  не было--все улетело с рюкзаком при срыве на  этом же
месте.  Останавливаться было нельзя, так что дальше пришлось спускаться  без
перчатки, в  рваной  рукавице.  Я  хотел лишь  одного: скорее спуститься,  и
тогда, мне казалось, все станет на свои места...
На мое  счастье, через  какое-то время  я  увидел поднимавшихся Валерия
Хрищатого и Казбека  Валиева. Попросил  у Казбека запасную пару  варежек.  С 
... следующая страница

Hosted by uCoz